«Решили, повезут на расстрел»: приключения русских энтомологов в иракской тюрьме

размещено в: Общество | 0

Отправиться в Ирак ловить бабочек и угодить там в одну тюремную камеру вместе с боевиками ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) — если бы эта история не произошла в реальности, ее стоило бы придумать.

Герои этой поистине фантастической истории, как будто списанной со сценария приключенческого блокбастера, — энтомологи из Алтайского госуниверситета Роман Яковлев и Александр Фомичев. В путешествие, едва не стоившее им жизни, ученые пустились в апреле 2017 года. Но рассказать о нем решились только сейчас. Не то чтобы чего-то боялись или долго отходили от пережитого шока. Просто ученые живут совсем другими временными отрезками. Да и приоритеты иные: первым делом надо описать результаты экспедиции, а потом уж рассказывать, как побывал в шкуре Индианы Джонса.

К моменту поездки в Ирак Роман Яковлев уже открыл триста новых для науки видов бабочек. Но ему, как и любому ученому, было мало.

— Ирак оставался совершенно не изученной в плане фауны зоной, — говорит Александр Фомичев. — Нам хотелось туда поехать, а тут еще просто повезло. У Романа есть старый друг, курд по имени Саид. Они вместе учились в медицинском институте. Роман по первому образованию врач-психиатр, а Саид — стоматолог. В свое время он пропал, а потом вновь объявился и стал звать в гости.

Ученые решили, что для них это отличная возможность совместить приятное с полезным. Правда, смущала неутихающая в Ираке война. Но девушка-консультант в московском представительстве Курдистана по телефону заверила, что опасности нет.

— Сначала все шло хорошо, — вспоминает Фомичев. — Страшно в принципе не было — нам дали с собой в охрану вооруженного человека из регулярной армии. Правда, побывать и пособирать материал для изучения удалось всего в двух местах в окрестностях Заху. Это местность на границе Ирака, Сирии и Турции. Но в числе прочего мы нашли там очень ценного паука, который ранее науке был неизвестен.

Тут бы неугомонным энтомологам подхватить редкого паука да вернуться на родину. Но их понесло дальше, в Дахук — город в 50 километрах от Мосула, где как раз шли бои с боевиками. Конечной целью была гора Загрос. Чтобы вылазка была максимально легальной, ученые решили оповестить о своих намерениях местную полицию и с полной экипировкой из бутылок с эфиром, фотоловушек и… карт Северного Ирака с координатами GPS заявились в участок.

— Это были местные полицейские подразделения Курдистана, они не подчиняются Багдаду, — объясняет Александр Фомичев. — Они сразу подумали, что мы шпионы. Конечно, со стороны все так и выглядело, ведь у нас с собой была всякая экзотическая электроника. Лампы для привлечения бабочек, колбы с этилацетатом, карты местности, фотоловушки с инфракрасными датчиками тепла и движения. Кто поверит, что мы эти ловушки ставим, чтобы фотографировать пауков, а старые карты скачали из Интернета?

Первый день их держали в полицейском участке и без конца допрашивали. Ученым задавали множество путаных вопросов, вплоть до необходимости перечислить всех родственников и предков до третьего колена. К тому же у россиян забрали паспорта. Никто не говорил, в чем их подозревают и положен ли им, в конце концов, адвокат. Правда, Яковлеву удалось позвонить в российское консульство и рассказать о проблеме.

— А на следующий день, — вспоминает Фомичев, — нас посадили в машину и перевезли в тюрьму. Камера была 6 на 17 метров, в ней 80 человек. Боевики ИГИЛ, тут же бойцы регулярной армии. Представители противоборствующих сторон в одной камере. Все молодые, лет по 20. Некоторые покалечены, кто-то без ноги. Тут же и случайные люди. Например, школьный учитель, попавший в тюрьму по доносу. Один был сумасшедший. Роман сказал, что у него злокачественная форма шизофрении. Он ломал ложки, делал из них заточки и кидался на других. С заключенными мы общались по-английски (многие знали язык). А с боевиками совсем не контактировали — боялись проблем, если вернемся домой.

Условия в иракской тюрьме жуткие. О нарах там не слышали, зэки спят на полу штабелями — как сардины в банке. Жара, духота, еще и курят все постоянно. На полу нет ни сантиметра свободного пространства, все занято телами. Зато кормежка наших ученых приятно удивила. На обед давали не баланду, а рис с мясом и луком. Его энтомологи старались есть побольше для профилактики инфекций.

Жизнь в неволе продлилась пять суток. По ощущениям — вечность.

— Через пять дней нас вдруг забрали и вывели из тюрьмы, — говорит аспирант. — Я увидел, как из этого же здания вывели группу людей с мешками на головах, посадили в грузовик и увезли. Мы решили, что нас тоже повезут на расстрел.

Но оказалось, за арестантами приехал сам российский консул в сопровождении бойцов спецподразделения «Заслон». После звонка Яковлева из полиции дипломаты сразу начали их разыскивать. По словам Фомичева, консул на секунду забыл о дипломатическом протоколе и высказал авантюристам все, что думал об их интеллектуальных способностях.

Оборудование энтомологам вернули. На фотоловушке вместо бабочек оказалось лицо иракского полицейского — страж порядка во время обыска нечаянно сделал селфи.

Ценный иракский паук был успешно изучен. Ему энтомологи посвятили статью в научном журнале.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *